Личное мнение

17 декабря 2015 года
Генеральный директор ООО ПКФ «Южно-Курильский рыбокомбинат» Константин КОРОБКОВ

Годы противостояния сменились диалогом

Константин КОРОБКОВ, Генеральный директор ООО ПКФ «Южно-Курильский рыбокомбинат»

Сегодня документооборот с контролирующими ведомствами для компаний рыбной отрасли продолжает оставаться едва ли не второй по значимости задачей после рыбалки и переработки уловов. Но постепенно за одним столом переговоров с рыбаками начинают оказываться и пограничники, и таможня. Теперь в формат полноценного рабочего диалога наконец стало переходить и взаимодействие с ветеринарными органами. Более того, по мнению некоторых представителей рыбацкого бизнеса, полная отмена ветеринарного надзора на берегу может негативно сказаться на качестве рыбопродукции. «Во всем, безусловно, нужна мера и здравый смысл», – считает генеральный директор ООО ПКФ «Южно-Курильский рыбокомбинат» Константин Коробков.

Не один год на различных площадках глава курильского предприятия озвучивал проблемы, с которыми сталкиваются рыбаки Дальнего Востока при ветеринарном оформлении своей рыбопродукции для отправки на российский рынок. Константин Коробков подробно рассказывал и о том, как на практике выглядит процесс оформления документов в структурах Россельхознадзора для вывоза товара с Южных Курил.

Сегодня тональность отзывов поменялась. По словам собеседника Fishnews, наконец и в этой сфере начали происходить подвижки, о которых можно говорить в положительном ключе:

– Надо признать, что за годы нашего противостояния региональное управление Россельхознадзора отлично натренировало наших людей. Сегодня на примере пакетов документов, поданных Южно-Курильским рыбокомбинатом, в управлении Россельхознадзора буквально учат новых сотрудников: как по всем требованиям должны быть оформлены бумаги.

Но все же пока без человека, который на рыбопромышленном предприятии специально занимался бы оформлением ветеринарных документов на перемещение продукции, не обойтись. У нашего рыбокомбината таких специалистов трое. Первый – технолог в Южно-Курильске, где, собственно, и расположено основное производство, – готовит и подает пакет документов на продукцию, которой требуется оформление.

Второй специалист, занимающийся оформлением продукции для поставок на отечественный рынок через Владивосток, уже из офиса рыбокомбината в Южно-Сахалинске лично относит полный пакет документов в управление Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области. Здесь, в зависимости от срочности, нам оперативно или спустя короткое время выдают разрешение на перемещение груза.

Третий человек встречает рыбопродукцию во Владивостоке. Но еще задолго до прихода судна он по электронной почте получает все тот же пакет документов и начинает работу с местным управлением Россельхознадзора, также лично относя все на проверку. Ведь несмотря на то что партия рыбопродукции прошла контроль на Сахалине, при ввозе в Приморский край ее вновь ожидают контрольные процедуры.

Но если абстрагироваться от этой суеты, то могу сказать, что в целом сегодня меня все устраивает. По сравнению с тем, как этот процесс происходил раньше, каких неимоверных затрат времени, средств и нервов нам стоило оформлять каждую партию рыбопродукции, сейчас это выглядит уже как хорошо отлаженная схема.

И при этом речь ведь идет о продукции, которая направляется на российский рынок, – лосось и красная икра, треска, сайра, минтай и др. Это оформление экспортной продукции еще в 2008 году было четко регламентировано тремя часами, а для отправки отечественному потребителю приходилось тратить в среднем три дня. Прибавьте к этому еще и особые «фильтры», которые в управлении Россельхознадзора применялись к отдельным компаниям, включая нашу; постоянные придирки к каждой букве в документах, а порой и настоящие диверсии со «смазанными» штампами на коробках с нашей продукцией в порту Владивостока; элементарное игнорирование наших звонков и обращений – прохождение контроля по каждой партии превращалось в настоящую битву.

В общем, тренировали нас – дай бог. Но мы выстояли, не опустили руки.

Поэтому сегодня, на контрасте с такой ситуацией еще годичной давности, безусловно, уже можно говорить об установлении нормальной рабочей атмосферы. Думаю, что с приходом в управление РСХН по Приморью и Сахалинской области нового руководства лишний раз подтвердился тезис: когда законы несовершенны и возможно двоякое толкование, то на первый план выходит роль личности. Если личность нехорошая, то будут проблемы, а если человек вменяемый, то и проблем удастся избежать.

Сейчас именно так и произошло. Почему я говорю об этом так уверенно? Потому что мы, рыбаки, лично имеем возможность общаться и с и.о. руководителя управления Юлием Ивановым, и c заместителем руководителя Сергеем Бойко. Такие встречи – это не разовая акция, а нормальный рабочий процесс. Это притом, что вопросов до сих пор остается много и зачастую на них очень непросто отвечать. Да и сам подход к работе у них сегодня иной: не с точки зрения зашоренного чиновника, который в первую очередь думает, в какие рамки закона можно вписать ту или иную ситуацию, а с позиции нормального человека, который думает, как можно упросить ситуацию для людей, чтобы они в итоге меньше нарушали.

Да, в схеме ветеринарного контроля и сейчас есть недоработки. Например, если для оформления разрешений и контроля перемещений поднадзорных грузов через госграницу РФ используются автоматизированные системы «Аргус» и «Меркурий», то для оформления разрешения на перемещение продукции по территории России приходится по старинке нести в управление РСХН комплект документов на бумажном носителе. Такая схема вынуждает рыбопромышленные компании – и камчадалов, и курильчан, и магаданцев, – пускай и в складчину, содержать во Владивостоке специалиста, работа которого заключается в том, чтобы лично контролировать процесс документооборота по прибывающей в Приморье рыбопродукции.

Такое дублирование собственных функций внутри одной структуры, конечно, не облегчает жизнь ни рыбакам, ни самим ветинспекторам. Ведь, по логике вещей, мы, запланировав отгрузиться, могли бы просто формировать пакет документов и отдавать его старшему госинспектору отдела пограничного ветеринарного контроля на госгранице и транспорте (в нашем случае – погранветврачу в Южно-Курильске). Если проверка не выявила проблем, то мы можем дальше работать, если вопросы возникли – будем их решать.

С этим вопросом мы обратились напрямую к Юлию Иванову. По словам и.о. руководителя управления, такой практики дублирования проверок документации и осмотра продукции в настоящее время быть не должно, поэтому вопрос был взят под его личный контроль. Обо всех подобных случаях теперь необходимо сообщать напрямую в руководство управления.

Поэтому можно признать, что, несмотря на еще имеющиеся трудности, сама процедура работы с Россельхознадзором для нас, конечно, упростилась. Все потому, что нет «полюса», заряженного на то, чтобы обязательно найти в документах или самой продукции проблему и наказать рыбака за любую мелочь.

Управление Россельхознадзора пошло нам навстречу и в плане своего рабочего графика, организовав круглосуточное дежурство инспекторов для оформления рыбопродукции, приходящей в порт. Более того, начали высказываться абсолютно здравые мысли о возможности применения профилей риска для проведения обязательных ветеринарных исследований уловов ВБР и произведенной из них продукции. Т.е. речь уже идет о цивилизованных методах, на мой взгляд, очень правильных и абсолютно уместных в ветеринарном контроле.

С прошлого года, используя судебную практику своих коллег, Южно-Курильский рыбокомбинат добился возможности обходиться без тотальных лабораторных исследований каждой партии и каждого номенклатурного вида продукции в лабораториях РСХН. На нашем предприятии действует своя программа производственного контроля на основе принципов ХАССП, и под нее выстроен весь технологический процесс. Мы доказали в суде, что этого достаточно для гарантии качества. В результате мы исследуем нашу рыбопродукцию только раз в квартал, а возим ее каждый месяц, просто прикладывая копии протоколов исследований. Этого права мы добились еще прошлой осенью и благополучно продолжаем практику при нынешнем руководстве управления Россельхознадзора – никаких вопросов не возникает.

Сегодня нас спрашивают, насколько легче станет работать рыбаку, если ветеринарный надзор будет осуществляться исключительно в районах промысла, как указано в поручениях президента по итогам Госсовета. Я считаю, что проблему избыточности функций Россельхознадзора на берегу решать необходимо, но и полностью оставлять рыбопродукцию без надзора, именно субъектовых ветеринаров, тоже неправильно. С одной стороны, конечно, можно всех перевести на схему работы по программам производственного контроля, когда предприятие аттестовано, специалисты обучены и сами отвечают за качество выпущенной продукции. Но, с другой стороны, не надо доводить до крайности, ведь человеческий фактор никто не отменял. Представим, что пошел вал рыбы, переработка на предприятии идет круглыми сутками, появляется реальная возможность нарушения технологии, ведь человек – не станок, он не может не спать сутками. Вот тогда и требуется надзор со стороны. Такой вариант, с осуществлением периодического контроля, с применением профилей риска, я считаю вполне оправданным.

Я согласен с теми, кто говорит: не надо придумывать ничего нового, стоит лишь вспомнить то, что существовало давно, и адаптировать к современным условиям. Я родился в рыбацкой семье, вырос в портовом городе, учился в мореходном училище, поэтому хорошо помню существовавшую в СССР систему надзора с ветеринарами и СЭСками. Чаще, чем раз в год, видеть контролеров в белых халатах с плановыми проверками на своем предприятии не приходилось. Так вот, при том уровне надзора хоть кто-нибудь помнит случай массового отравления людей некачественной рыбой, произведенной промышленным способом? Не было такого. Лишь после перестройки начали, как грибы, возникать стихийные цеха по рыбопереработке в каких-то гаражах, сараях, а то и прямо в лесу на нерестовой реке – все хотели заработать. В том числе и сами контролеры. Видимо, поэтому рыба вдруг сразу стала «опасным продуктом», который нуждается в тотальных проверках. Но во всем нужна мера, тем более если сегодня мы говорим о формировании цивилизованного рынка в России.

Fishnews

Декабрь 2015 г.