Закон об аквакультуре

09 февраля 2016 года
Правовой капкан для рыбоводов

Правовой капкан для рыбоводов

Противоречия в ведомственных нормативных актах и стремление чиновников толковать их по своему усмотрению ставят рыбоводные хозяйства перед выбором – платить штрафы, ходить по судам или прекращать работу.

Чья земля под прудами?

Проблемные вопросы в связи с несовершенством законодательства, регулирующего отношения в сфере товарной аквакультуры, в конце января обсуждались на совещании в Белгородской области. Его участники подвели годовые итоги работы предприятий, входящих в объединение «Белгородрыбхоз». Производство товарной рыбы в 2015 году составило 4741 тонну при плане 4700 тонн, рыбопосадочного материала получено 1369 тонн.

«Погодные условия несколько подвели, потому что год оказался засушливым, а область у нас маловодная, поэтому были проблемы с водой. Соответственно, многие хозяйства не могли запустить полноценный объем рыбопосадочного материала для выращивания, а отдельные пруды даже не спускались в осенне-зимний период и просто стояли пустыми. С учетом этого год отработали нормально, есть увеличение по товарной рыбе, а по рыбопосадочному материалу план даже перевыполнили», – рассказал Fishnews генеральный директор ОАО «Белгородрыбхоз» Сергей Мартыненко.

Но не капризы природы доставили больше всего хлопот белгородским рыбоводам, а пробелы в законодательстве, которые после вступления в силу закона об аквакультуре стали проявляться с пугающей частотой. Одним из ключевых остается вопрос оформления в собственность или в аренду участков под прудами на водотоках, образованными на землях сельхозназначения. Правовой статус таких искусственных водоемов не определен, соответственно, ни одно из ведомств не берет на себя ответственность решить, как продолжать работу хозяйствам, которые десятилетиями выращивали рыбу в этих прудах.

Однако Росрыболовство, в чьи задачи входит создание благоприятных условий для аквафермеров, занимает странную позицию, далеко не безупречную в правовом плане. Его сотрудники почему-то отделяют землю от воды и заодно от гидротехнических сооружений, хотя рассматривать их можно только в комплексе. Впрочем, федеральное агентство всегда отличалось своеобразными взглядами на регулирование аквакультуры. Взять хотя бы повсеместное насаждение рыбоводных участков – в Белгородской области их заставляют формировать даже при ведении прудового рыбоводства.

«По закону об аквакультуре рыбоводные участки не формируются на прудах и водных объектах, используемых для мелиорации. Но у нас все водные объекты на территории области, за исключением крупных рыбхозов, создавались в первую очередь в целях мелиорации, а уж потом в них стали разводить рыбу. О каких участках может идти речь, непонятно!» – отмечает Сергей Мартыненко.

Развивать или вставлять палки в колеса

Настоящим бичом для белгородских хозяйств стали охота и любительская рыбалка, вернее ничем не ограниченный доступ охотников и рыболовов всех мастей к водным объектам, предназначенным для разведения прудовой рыбы. Но рыбоводы недоумевают, на каких основаниях пруды вдруг стали считаться охотничьими угодьями. Ведь в 1960-1970 годах, когда осуществлялась передача земель для создания искусственных водных объектов (русловых прудов, водохранилищ), не оговаривалось, что на данных водоемах возможно осуществление охоты, спортивной и любительской рыбалки.

«Технологический процесс при разведении рыбы требует постоянного нахождения специалистов на водоеме, даже в ночное время. А что получается? Приезжают охотники, причем большими компаниями, здесь и алкоголь, и сети с удочками, кругом стрельба. И как людям работать?» – задается вопросом глава «Белгородрыбхоза». Казалось бы, что страшного в том, чтобы обязать любителей охоты согласовывать с руководством предприятий свое пребывание на прудах, но власти предпочитают смотреть сквозь пальцы на ситуацию.

Напротив, нарушения чиновники активно ищут в работе самих предприятий, благо законодательные коллизии тому способствуют. Из последних инициатив – сотрудники Московско-Окского теруправления Росрыболовства под угрозой штрафов начали запрещать хозяйствам региона менять гидрологический режим водоемов, а точнее сбрасывать воду из прудов под предлогом угрозы нанесения ущерба водным биоресурсам. Несмотря на то, что ежегодный спуск воды является частью технологического цикла в прудовом рыбоводстве.

«Налицо нестыковка нормативных актов, регулирующих аквакультуру и рыболовство. Требования последних нельзя применять к прудам, они не относятся к водоемам рыбохозяйственного значения, – комментирует Сергей Мартыненко. – А людей наказывали штрафами, выписывали протоколы. Это же абсурд, если не спускать воду, как тогда хозяйство вести, закрываться?»

Казалось бы, Федеральное агентство по рыболовству несет ответственность перед руководством страны за ускоренное развитие рыбоводства и выполнение целевых показателей отраслевой программы по производству товарной рыбы. На практике же некомпетентность и правовой нигилизм сотрудников терорганов на местах ставит эти амбициозные планы под угрозу срыва. Вот и на недавнем совещании в Москве подобное рвение не одобрили и теруправлению предложили перенаправить энергию в более полезное русло, например ловить браконьеров, а не мешать бизнесу.

Другое дело, что, пока нормативная база в сфере аквакультуры представляет собой кучу разрозненных приказов и других ведомственных актов, зачастую противоречащих друг другу, от таких неприятных ситуаций не застрахованы рыбоводы ни в одном регионе. В этом году Минэкономразвития в пилотном режиме запускает процедуру оценки фактического воздействия нормативных правовых актов, которая позволит пересматривать малоэффективные документы, вводящие необоснованные обязанности, запреты и ограничения для предпринимателей. Почему бы не воспользоваться этой возможностью? Ревизия давно назрела, по крайней мере, бизнес-сообщество ее очень ждет.

Анна ЛИМ, Fishnews

Февраль 2016 г.

  • Правовой капкан для рыбоводов
  • Генеральный директор ОАО «Белгородрыбхоз» Сергей МАРТЫНЕНКО. Фото предоставлено «Белгородрыбхозом»