Закон об аквакультуре

13 ноября 2015 года
Мифы марикультуры

Мифы марикультуры

Из-за непрофессионализма глубокое понимание биологических процессов, технологических и экономических тонкостей производства заменяется домыслами и заблуждениями. На практике это выливается в принятие ошибочных управленческих решений, тормозящих развитие отрасли, а иногда делающих его и вовсе невозможным, отмечают заместитель председателя Ассоциации развития аквакультуры Сахалинской области Галина Щукина и руководитель Центра аквакультуры и прибрежных биоресурсов Института биологии моря имени А.В. Жирмунского Сергей Масленников. О некоторых мифах про марикрультуру эксперты рассказали в статье, подготовленной для Fishnews.

Немного истории

Да простит нам читатель, но начнем издалека. Аквакультура в качестве отдельного направления хозяйственной деятельности человека родилась, как говорится, не вчера. В Китае еще 3750 лет тому назад создавались пруды для разведения рыбы. Китаец Фан Ли опубликовал первое пособие по рыбоводству в 599 году до н. э., а 500-600 лет тому назад в Поднебесной уже выращивали в промышленных масштабах водоросль порфиру, устриц, жемчужниц, кефаль и других гидробионтов.

В период Римской империи жители побережий Средиземного моря занимались разведением кефали. В России в XII–XIII веках также существовали карповые хозяйства. Сначала они появились при монастырях, а чуть позднее – на помещичьих и государственных землях. В Японии в XVII веке стали успешно разводить устриц, получая с подводных плантаций около 50 тыс. тонн водорослей (главным образом порфиры) и несколько десятков тысяч тонн двустворчатых моллюсков (устриц, гребешков и др.).

Настоящий качественный скачок в развитии мировой аквакультуры произошел во второй половине прошлого столетия. Если в начале 1950-х годов объем продукции рыбоводства в целом составлял менее 1 млн. тонн, то в 2000 году он превысил 45 млн. тонн.

В России наилучшие результаты по искусственному выращиванию гидробионтов были достигнуты в 1987 году. Объем выпуска на тот момент составил около 350 тыс. тонн. Основой отечественной аквакультуры были три базовых направления: пресноводное прудовое товарное рыбоводство, искусственное воспроизводство лососевых и разведение осетровых видов рыб. В мировом масштабе цифра, конечно, не бог весть какая – не более 3% от общемирового объема, но были планы и были перспективы, обозначенные в государственных комплексных целевых программах развития («Лосось» – на Дальнем Востоке, «Мидия» – на черноморском побережье).

Увы, не сбылось – грянула перестройка, а за ней последовали развал Советского Союза и приватизация промышленных предприятий. В ходе приватизации рыбной отрасли боролись прежде всего за дорогостоящие основные фонды – рыбопромышленные суда и рыбоперерабатывающие мощности, а впоследствии – за квоты на вылов. Пышным цветом расцвело браконьерство и «практически неисчерпаемые» (как было модно тогда писать) ресурсы прибрежной зоны как-то очень быстро исчерпались. В результате в конце 2000-х годов был введен запрет на вылов целого ряда объектов. На Дальнем Востоке практически полностью прекратили либо существенно ограничили промышленный лов таких ценных видов, как камчатский и волосатый крабы, дальневосточный трепанг, приморский гребешок, в отдельных районах – серый морской еж, некоторые виды креветок и т.д.

Тем временем мировая аквакультура продолжала развиваться ускоренными темпами. В то время как мировой объем вылова практически перестал увеличиваться приблизительно в середине 1980-х годов, среднегодовые темпы роста выпуска продукции в мировом секторе аквакультуры в период с 1970 по 2007 годы превышали 8%. Но несмотря на явный успех направления, подавляющее большинство российских чиновников рыбохозяйственной отрасли категорически не желало рассматривать развитие отечественной аквакультуры в качестве альтернативы рыболовству даже когда стало ясно, что дальнейшее наращивание объемов добычи невозможно. Одно то, что закон об аквакультуре разрабатывался более 10 лет, говорит многое об отношении к отрасли. Казалось бы, ситуация начала меняться года три назад. В прессе и с высоких трибун все чаще звучат слова «марикультура», «товарное выращивание», «искусственное воспроизводство» и т.д. Растет число руководящих работников, читающих публикации по аквакультуре. Многое из них побывали на товарных хозяйствах и профильных предприятиях в различных странах мира и видели все своими глазами. Увиденное, конечно, впечатляет. Особенно если речь идет о хозяйствах Китая, Японии, Норвегии или любой другой страны-лидера в данной области. Картина выглядит очень просто и убедительно: местные крестьяне успешно переквалифицировались в рыбоводов и мариводов, обеспечивая себя и свою семью хлебом насущным, а государство – налоговыми сборами. Но при всем этом в настоящее время в профессиональном рыбохозяйственном сообществе идет активная дискуссия на тему «нужна ли аквакультура в России?» Почему? Вот тут мы и переходим к основной, можно сказать, системной проблеме.

В наш компьютерный век количество потребленной информации зачастую подменяет образование и профессиональные навыки. Аквакультура, увы, не исключение. В результате изначально не имевшие никакого отношения к гидробиологии и рыбоводству люди начинают считать себя специалистами в далекой от них отрасли. Как говорится, «каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». Не имея возможности (да и желания) вникнуть в суть увиденного и прочитанного, они выступают в качестве экспертов при обсуждении проблем морской аквакультуры (марикультуры), подключаются на различных уровнях к управлению еще только формирующейся в России отраслью. Отсутствие глубокого понимания биологических процессов, технологических и экономических тонкостей производства заменяется домыслами и заблуждениями. Так рождаются мифы марикультуры. В дальнейшем одни из них забываются, другие укореняются в мозгах и даже берутся на вооружение некоторыми руководителями и ангажированными экспертами в качестве аргументов при отстаивании своих интересов и позиций. На практике это выливается в принятие ошибочных управленческих решений, которые тормозят развитие отрасли, а по отдельным регионам делают его и вовсе невозможным. О некоторых из таких мифов мы хотим рассказать.

Миф № 1: В дальневосточных морях вода холодная и потому все объекты будут медленно расти

Комментарий: Во-первых, медленно растущие виды встречаются и в теплых морях. Как правило, они имеют высокую продолжительность жизни. Но в каких бы природно-климатических условиях ни создавалось хозяйство, в качестве объекта аквакультуры, как правило, выбирают виды, период роста которых до товарного размера не превышает 5 лет. Хотя, конечно, бывают исключения, например осетровые рыбы.

Во-вторых, никто не предлагает выращивать в северных морях южные виды. Объекты для марикультуры выбирают, прежде всего, из аборигенных видов, приспособленных к местным условиям. Также практикуется вселение с целью дальнейшего культивирования новых для региона видов из числа приспособленных к широкому диапазону изменения параметров среды (температуры, солености и т.д.) либо обитающих в сходных природно-климатических условиях.

В-третьих, не вполне понятно, что означает в данном случае термин «медленный рост». Безусловно, есть виды, достигающие товарного размера за 1-2 года. В наших водах это, например, морская капуста (1,5 года), тихоокеанская мидия (1,5-2 года) и гигантская устрица (2 года). Но значительную часть объектов мировой аквакультуры приходится выращивать 3-4 года даже в условиях субтропиков – например, груперов выращивают 3-4 года, а омаров – не менее 5 лет. Единственный и самый надежный критерий – экономическая эффективность. Если объект рентабелен, его будут выращивать, сколько бы времени на это ни потребовалось. Например, осетровых рыб.

Миф № 2: При интенсивном развитии марикультуры в прибрежной зоне для выращиваемых объектов может не хватить пищевых ресурсов

Комментарий: С точки зрения обывательской логики утверждение весьма здравое: человечество не раз на протяжении своей истории переживало голод, возникающий в результате неурожая, вызванного засухой или заморозками. Но во-первых, в море не бывает ни засухи, ни заморозков. Во-вторых, это суждение сформировалось на основе опыта пресноводной аквакультуры, прудового и садкового выращивания рыб, при которых кормление обязательно. В прибрежной зоне моря дефицита кормовых ресурсов при выращивании водорослей, двустворчатых моллюсков и голотурий не существует. В-третьих, прибрежная зона морей, находясь под воздействием антропогенных факторов, часто страдает от так называемой эвтрофикации – перенасыщения водной среды биогенными элементами. Эвтрофикация вызывает бурное развитие растений: фитопланктона и макроводорослей. Фактически речь идет об избытке пищи, а не о ее недостатке.

Ну и, конечно, нельзя выпускать объекты на участки, заведомо не соответствующие их экологическим требованиям. Например, шаровидных морских ежей не следует отсаживать в места с низкой плотностью произрастания бурых водорослей – основного объекта их питания. Они перейдут на питание иными видами водорослей, что повлечет потерю пищевой ценности икры.

Миф № 3: В российских морских водах еще достаточно неосваиваемых объектов промысла, а потому нет необходимости развивать марикультуру. Для увеличения объемов добычи нужно продолжать развивать рыболовство, обеспечивая наращивание общего вылова.

Комментарий: В настоящее время все объекты, имеющие сколь-нибудь значимые запасы и спрос на рынке, способный обеспечить рентабельность добычи, осваиваются в полной мере. Резервы если и существуют, все же не способны дать существенную прибавку к уже имеющимся объемам промысла. А бесконечный перевод части запасов из прибрежного промысла в экспедиционный и обратно – не более чем попытка разделить один и тот же пирог дважды.

При этом запасы видов, получаемых в марикультуре, большей частью подорваны (морской гребешок, трепанг, устрица, а в Приморском крае – морская капуста), а некоторые из них, например тихоокеанская мидия, изначально не имеют промыслового значения.

Миф № 4: Нет никакой необходимости развивать товарную марикультуру. Достаточно организовать искусственное воспроизводство видов с подорванными запасами.

Комментарий: Товарная марикультура – наиболее динамично развивающееся направление в мировом сельскохозяйственном производстве. В настоящее время во многих странах мира именно она обеспечивает поддержание и развитие экономики в районах, где в прежние годы базовой отраслью являлось рыболовство. Отказ от данного направления, по сути, ставит крест на привлечении частных инвестиций в развитие прибрежных территорий, возрождение умирающих поселков, создание новых рабочих мест, что недопустимо в условиях депопуляции Дальнего Востока.

Искусственное воспроизводство предполагает восстановление промысловых запасов в естественных местах обитания посредством выпуска жизнестойкой молоди в естественную среду без последующего права ее изъятия предприятием-производителем этой самой молоди. При этом российское законодательство не содержит никаких механизмов, гарантирующих возврат частных инвестиций при осуществлении искусственного воспроизводства. В то же время в России нет государственных предприятий, имеющих материально-техническую базу для осуществления искусственного воспроизводства беспозвоночных и водорослей. Эту проблему в текущих условиях возможно решить исключительно за счет бюджетных средств, а с учетом кризисной ситуации в экономике перспективы развития у данного направления весьма туманны.

В принципе, поскольку каждое из вышеозначенных направлений решает свою задачу, они должны мирно сосуществовать и развиваться.

Миф № 5: Зимой жизнь замирает, питание и, как следствие, рост всех водных животных останавливается

Комментарий: В действительности ситуация совершенно иная. Обитатели умеренных вод в процессе эволюции приспособились к низким температурам, тем более что морская вода никогда не охлаждается ниже -2 градусов. В этих условиях рост лишь замедляется, хотя в отдельных случаях весьма существенно, особенно у молодых организмов. Но есть примеры и активного зимнего роста – морская капуста, крупные половозрелые особи гребешка и трепанга. Да и как не вспомнить в качестве свидетельства активной зимней жизни морских обитателей подледную рыбалку и хороший клев?

Кстати, ростовые процессы не являются непрерывными и в теплые месяцы. Так, перегрев воды может препятствовать росту некоторых видов не меньше, чем ее переохлаждение. Например, у дальневосточного трепанга приостановка роста в результате так называемой «спячки» наблюдается как зимой, при температуре воды ниже +3 градусов, так и летом – при температуре выше +20 градусов. Гребешок останавливает свой рост уже при +15 градусах, а морская капуста - при температуре выше +18 градусов. Весной и осенью помехой для роста могут послужить частые штормы, во время которых животные вынуждены прятаться в укрытия и не могут полноценно питаться.

Миф № 6: Любые изменения в прибрежных экосистемах опасны

Комментарий: Человек не может существовать, не воздействуя на окружающую среду. Просто это воздействие должно быть выверенным, а риски – взвешенными. Безусловно, существуют уникальные экосистемы с реликтовыми видами, способные жить в весьма ограниченном районе и более нигде. Именно они требуют активной охраны и трепетного отношения. В остальных случаях необходимо понимать, что естественные изменения в природных экосистемах происходят постоянно. Большая часть этих перемен протекает постепенно, являясь составной частью эволюционного процесса. Опасность представляет резкие воздействия, к которым система оказывается не приспособлена. Именно они ведут к разрушению экосистем. В качестве таких влияний могут выступать природные катаклизмы: суперштормы, извержения вулканов, резкие изменения климата. Но самая частая причина деградации природных сообществ – это хозяйственная деятельность человека. Ее воздействие может осуществляться как посредством загрязнения, так и через промысловое изъятие массовых видов животных и растений.

Миф № 7: Марикультура как направление хозяйственной деятельности может и должна сформироваться сама, нет особой необходимости участия в этом процессе государства.

Комментарий: Стимулирование развития аквакультуры осуществляется во всех без исключения странах. Чтобы не быть голословными, приведем несколько примеров из зарубежного опыта.

В Китае за счет средств из государственного бюджета были профинансированы разработка типовых проектов предприятий по воспроизводству молоди различных видов, а также проектирование и строительство под ключ морских плантаций с последующей передачей в эксплуатацию в семейный бизнес, арендный подряд, лизинг и т.п. Строительство прудов для крупнейшего хозяйства по товарному выращиванию трепанга, расположенного в Циндао, финансировалось также за государственный счет. В настоящее время фермеры, арендующие эти сооружения и получающие посадочный материал от частных заводчиков, обеспечивают получение товарной продукции. При этом государство берет на себя разработку новых технологий, а также поиск решений возникающих экологических проблем через государственные компании и научные институты.

В США планомерному росту аквакультуры во многом способствует принятие на правительственном уровне общей Национальной программы по ее развитию (National Aquaculture Development Plan), согласно которой к 2025 году общий объем выпускаемой продукции в стоимостном выражении должен составить 5 млрд. долларов. Поддержка со стороны правительства заключается в обеспечении предприятий территориями и акваториями для рыбоводческой деятельности и выделении субсидий. Биотехнологический процесс по получению икры и жизнестойкой молоди, а также селекционные работы осуществляются государственными предприятиями, а получение товарной продукции – частными фермами. Исследовательские центры помогают обеспечить поддержку в плане обеспечения рыбоводческих хозяйств новыми технологиями и методами увеличения производительности.

Важнейшую роль в развитии лососеводства в Норвегии сыграла успешная реализация Национальной программы развития марикультуры (Norges Offentlige Underninger). Государство взяло на себя расходы по обеспечению хозяйств по товарному выращиванию лососевых посадочным материалом. Молодь получают в государственных или частных питомниках. Из бюджета финансируется борьба с заболеваниями и их профилактика, частично компенсируются затраты на корма. Создан Центр исследований технологий аквакультуры (CREATE), в задачи которого входит внедрение в производство научных разработок и инноваций.

В Таиланде строительство морских мелиоративных систем для выращивания креветок осуществлялось на средства государственного бюджета, что помогло стране сохранить мировое лидерство в креветочной аквакультуре.

В Японии и Южной Корее установку крупногабаритных якорных систем, размещаемых в районах товарного выращивания гребешка, также финансирует государство. Муниципальные образования сдают эти производственные линии в аренду местным жителям. При необходимости основы биотехнологии можно изучить бесплатно на специальных курсах. Кроме того, наряду с частными в стане существуют государственные заводы по производству молоди различных видов гидробионтов. Ее приобретение оплачивают кооперативы, члены которых в дальнейшем получают право на изъятие получаемой в результате пастбищного выращивания товарной продукции.

Таким образом, как свидетельствует мировая практика, темпы развитие сектора аквакультуры напрямую связаны с ее государственной поддержкой.

Миф № 8: Оперативное управление аквакультурой, в том числе и марикультурой, могут осуществлять лица, не имеющие специального образования

Комментарий: На эти грабли уже наступали не раз. В результате имеем острую необходимость импортозамещения в условиях глубокого кризиса. Один из крупнейших европейских специалистов в области аквакультуры Якоб Брайнбалле однажды написал: «Аквакультура – занятие не для всех. Она требует знаний, правильного использования ресурсов, упорства и, иногда, стальных нервов…». И с этим нельзя не согласиться. Основной задачей управления аквакультурой является достижение устойчивого развития этого сектора – то есть развития, обеспечивающего экологическую безопасность, экономическую жизнеспособность и социальную приемлемость. Задача крайне непростая и для ее успешного решения необходима команда, имеющая в своем составе опытных профессионалов, как минимум, трех основных направлений: экология, экономика, аквакультура. В каждом из этих направлений специалистов выращивают годами. В российской морской аквакультуре кадровая проблема, возникающая уже в самом нижнем звене, является одной из ключевых. Отсутствие соответствующих профильных специалистов на рынке труда может привести к остановке отдельного производства, а несоответствие управленцев высшего звена объективному уровню требований - к провалу отрасли в целом.

Зачем мы все это рассказали? Когда-то человечество перешло от собирательства и охоты к скотоводству и земледелию – так возникло сельское хозяйство. На определенном этапе оно, говоря современным языком, стало драйвером развития целой цивилизации, несмотря на все сложности и риски.

На наших глазах аналогичный путь проходит и мировая аквакультура. Не зря в большинстве стран это направление курируется сельскохозяйственными департаментами. Задача России – включиться в мировой тренд развития и постараться использовать имеющийся у нее природный потенциал. Особенно это качается морской аквакультуры, находящейся практически в зачаточном состоянии. На этапе формирования производственной базы отрасли вполне достаточно использовать уже имеющиеся мировые разработки, адаптировав их к природным и экономическим условиям России. Но обеспечить успех на этом трудном пути может только государственная воля и специалисты, способные по-настоящему профессионально решать возникающие проблемы и не верящие ни в какие мифы.

Кандидат биологических наук, заместитель председателя Ассоциации развития аквакультуры Сахалинской области, директор ООО «Рут 2009» Галина ЩУКИНА

Доцент, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник, руководитель Центра аквакультуры и прибрежных биоресурсов Института биологии моря им. А.В. Жирмунского ДВО РАН Сергей МАСЛЕННИКОВ

Fishnews

Ноябрь 2015 г.