Закон об аквакультуре

21 декабря 2015 года
Председатель правления Ассоциации «ГКО Росрыбхоз» Василий ГЛУЩЕНКО

Василий Глущенко: Будем и с карпом, и с лососем

Уходящий год выдался не самым простым для российских рыбоводов. Капризы погоды, вспышки заболеваний в садковых хозяйствах, пробелы в нормативно-правовой базе и перегибы в регулировании отрасли добавили проблем во всех секторах товарного рыбоводства. Как отразятся эти факторы на выполнении программных показателей и стоит ли ожидать обещанного руководством отрасли бума аквакультурных проектов в регионах? Итоги года в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» подвел председатель правления Ассоциации «ГКО Росрыбхоз» Василий Глущенко.

– Василий Дмитриевич, что ожидает нас в товарном рыбоводстве по итогам года? Мы будем со свежей рыбой?

– Могу сказать, что по погодным условиям этот год был сложным. Часть лета выдалась жаркой, но затем почти целый месяц температура держалась гораздо ниже обычных значений – на 4-5 градусов. А на изменения температурного режима рыба реагирует очень сильно.

Недостаток градусо-дней в определенный период и скачки температуры отразились в основном на выращивании рыбы в прудовом рыбоводстве, поскольку среда обитания – вода в прудах – практически открыта. Меньше тепла – рыба медленнее растет и хуже питается. С другой стороны, когда вода прогревается выше 27-28 градусов (а в этом году кое-где так и случилось), снижается содержание кислорода и рыба находится в угнетенном состоянии.

Поэтому большого роста в прудовом рыбоводстве по сравнению с прошлым годом не будет. Поскольку погода в разных регионах отличается – и сильно, все находились в разных условиях. Некоторые хозяйства показали очень хорошие результаты, некоторые – похуже. Но в связи с тем, что было зарыблено больше прудов и примерно на 85% зарыблено хорошим, крупным посадочным материалом, мы все-таки ожидаем от прудовых хозяйств прибавку по массе выращенной рыбы против прошлого года. На мой взгляд, прирост возможен в пределах 6-7%.

– А как в целом обстоят дела с выполнением показателей отраслевой программы развития товарного рыбоводства?

– Видимо, в части производства прудовой рыбы отраслевая программа будет выполнена. Но если говорить о других видах рыбоводства – индустриальном, пастбищном, марикультуре, то по этим направлениям, к сожалению, заложенных в программе показателей на 2015 год достигнуть не получится.

Ожидалось, что в этом году будет окончательно переведено в категорию пастбищного рыбоводства выращивание тихоокеанских лососей на Дальнем Востоке. Но в связи с тем, что у лососевых заводов возникли проблемы с оформлением рыбоводных участков, этого пока не произошло. Данный вопрос нужно решать либо через постановление правительства, либо путем внесения изменений в закон об аквакультуре (рыбоводстве), и такая работа ведется, но она не завершена.

Было бы очень хорошо, если бы мы закрыли эту проблему в ближайшие месяц-два. Тогда хотя бы на будущий год деятельность, которая сегодня считается воспроизводством водных биоресурсов, была бы отнесена к товарному рыбоводству. В отраслевой программе эти показатели уже зафиксированы именно как пастбищное рыбоводство.

По этой причине в пастбищном рыбоводстве производство останется практически на уровне прошлого года. И только у некоторых производителей возможно увеличение на 2-3%, в основном в Западной Сибири.

– Не могу не спросить об индустриальном рыбоводстве. Вспышка заболеваний атлантического лосося при садковом выращивании у мурманских предприятий сильно отбросит назад этот сектор?

– Да, в индустриальном рыбоводстве произошел определенный сбой. В этом году случилась большая беда в Мурманской области у хозяйств, которые занимаются выращиванием семги по норвежскому методу. Речь не только о большом отходе – погибли сотни тонн рыбы. Вся остальная рыба, даже не заболевшая, которая сидит в садках – это в пределах 5-6 тыс. тонн, оказалась в угнетенном состоянии. Соответственно процесс ее развития затормозился.

Слава богу, сейчас мы знаем, как бороться с этим явлением. Через схожие испытания проходили аквафермеры и в Норвегии, и в Чили, где отход составлял десятки тысяч тонн. Теперь и наши предприятия получили этот болезненный, но необходимый опыт. Например, рыбоводы ПАО «Русская аквакультура» чувствуют себя абсолютно уверенно. Ситуация такова, что уже в первом полугодии 2016 года они поставят на рынок значительное количество рыбы. Если в этом году результат получится примерно на 3 тыс. тонн меньше прошлогоднего, то на будущий год есть возможность наверстать эти объемы и идти дальше. Тем более что «Русская аквакультура» собирается запустить два новых участка в дополнение к уже действующим четырем.

Самое главное, что производитель не дрогнул: и владельцы, и менеджмент, и коллектив. Есть поддержка со стороны как властей Мурманской области, так и федерального центра. Хозяйствам будет оказана определенная помощь в части проведения профилактических санитарно-эпизоотических мероприятий. Мы уверены, что эти временные затруднения не повлияют ни на цены, ни на планы предприятий, и это направление у нас в России получит хорошее развитие.

Неплохо сработают в этом году форелеводы, но в целом показатели по индустриальному рыбоводству, прописанные в программе, они не вытянут. В лучшем случае останутся на уровне прошлого года.

А вот осетровых в этом году будет выращено примерно на 8% больше, поскольку это более управляемый процесс. В связи с тем, что жаркий период оказался короче, чем, к примеру, два года назад, большого отхода удалось избежать. Другое дело, что сегмент этот небольшой – до 3 тыс. тонн. Соответственно в пределах 10-15% ожидается увеличение производства и реализации черной икры. Наша задача – в ближайшие год-два выйти на реализацию 100 тонн, но пока это вряд ли получится. Во всяком случае законно купить черную икру можно, другой вопрос, по какой цене.

В целом по всему товарному рыбоводству мы сможем несколько увеличить объемы. В промышленном рыболовстве прогнозируют рост около 5%, думаю, что и мы выйдем примерно на такую же цифру. При этом, даже несмотря на сложные погодные условия, наши предприятия вырастили неплохой посадочный материал, особенно это касается карповых и растительноядных рыб – толстолобика, белого амура, есть посадочный материал и по осетровым.

– Минсельхоз и Росрыболовство объявили о завершении формирования основного пакета нормативных актов в развитие закона об аквакультуре. Устраивает ли рыбоводов нынешняя нормативно-правовая база и насколько комфортно им работать в ее рамках?

– Действительно, практически все поручения, которые были даны, чтобы заработал закон об аквакультуре (рыбоводстве), исполнены. Нужные документы Минсельхозом и Росрыболовством приняты. Два приказа уже дорабатываются в части, касающейся рыбоводных участков, их зарыбления и ведения определенной документации. Как только эти приказы начали применять, сразу выяснилось, что они требуют доработки, что и происходит сейчас. Это нормальный процесс.

Плохо то, что пока окончательно не решен вопрос о судьбе акваторий, на которых выращивалась рыба без создания рыбопромысловых участков. По закону только РПУ автоматически переводятся в рыбоводные участки. Но немало случаев, когда рыбоводство на водном объекте ранее осуществлялось по лицензии, по документам на озерно-товарное хозяйство и т.д. По сути это практически то же самое, только по-другому называется. Таких хозяйств в стране десятки, если не сотни. Сейчас Росрыболовство и Минсельхоз работают над тем, как правильно отрегулировать этот момент.

Приблизительно в таком положении находились и крымские рыбоводные хозяйства. Естественно, у них было другое регулирование, но наше правительство нашло возможность своим распоряжением решить эту проблему. Считаем, что аналогичные меры можно применить и к остальным предприятиям. То же касается и сахалинского вопроса, о котором я уже говорил.

– В этом году государство по линии Росрыболовства начало выделять средства для субсидирования рыбоводных предприятий. Насколько ощутима эта поддержка?

– Мы считаем, что на этот год были выделены неплохие средства на субсидирование процентных ставок для предприятий, которые брали кредиты и построили или ввели в эксплуатацию рыбоводные объекты. Заявки рыбоводов были удовлетворены и в Росрыболовстве были заложены эти деньги, хотя они наполовину остались невостребованными.

К сожалению, у нас оказалось не так много хозяйств, которые смогли воспользоваться финансовой поддержкой, в первую очередь из-за того, что взять кредит в банке для строительства по тем правилам, которые у нас установлены, очень сложно. Нужны серьезные залоги, поручительства и т.д. В результате мало кто на это решается, а кто и хотел бы, да не может получить кредит. Поэтому это направление господдержки товарного рыбоводства на сегодняшний день используется слабо. И на ближайшие два-три года об особых перспективах говорить не приходится.

Еще один серьезный недостаток, на наш взгляд, заключается в том, что сложившиеся хозяйства работают на определенной базе, а вот у новых проектов она зачастую отсутствует. Существуют стереотипы о современных моделях производства, например, с использованием УЗВ, но они только сбивают с толку потенциальных инвесторов. К сожалению, люди нередко ориентируются на прессу, где-то что-то увидели, им понравилось, или пытаются перенести опыт зарубежных предприятий на нашу почву, а это не срабатывает. Нередко берут кредиты, а потом, уже после завершения строительства, понимают, что объект чересчур сложный как для наших климатических условий, так и в плане производства и продвижения на рынок. Понимают, что никогда не окупят вложения, и банкротятся.

Как этого избежать? Надо дать возможность всем, кто хочет заниматься рыбоводством, у кого горят глаза, есть желание, энтузиазм да и возможность привлечь кредиты или другие инвестиции, но у кого нет понимания, на каком объекте специализироваться, получить необходимые знания. Сейчас мы в Росрыбхозе намерены исправлять сложившуюся ситуацию и приглашаем для консультаций всех, кто думает начать бизнес или вложить средства в проекты в сфере товарной аквакультуры. Эти люди получат квалифицированные рекомендации, мы предложим им технологии и виды объектов, которые стоит выращивать в соответствии с зонами рыбоводства и которые впоследствии окупятся и будут востребованы рынком – мы покажем положительные примеры реальных хозяйств.

У нас есть и такие направления, которыми еще никто в нашей стране не занимался, хотя они весьма перспективны. Долгое время они оставались невостребованными, в том числе потому, что направлены на производство таких видов, которых в дикой природе очень мало. Вследствие чего 80-90% населения нашей страны даже не знает о существовании этих рыб и тем более не видело их на своем столе. Но они настолько привлекательны по экономике! Если 20-30 лет назад не существовало технологий по их выращиванию, то сегодня они разработаны нашими учеными-рыбоводами, опробованы и успешно применяются на практике.

– Вы заинтриговали. О какой, например, рыбе идет речь?

– Не могу вам сказать, это секрет. Но, пожалуйста, если кто-то к нам обратится, у нас есть, что предложить.

– В конце года в регионах должны пройти первые аукционы по распределению рыбоводных участков. На ваш взгляд, насколько велик интерес бизнеса к тому, чтобы прийти в отрасль? В Росрыбхозе ощущают этот запрос?

– Такой запрос есть, но мы видим серьезный промах в информационном и организационном плане. Когда приступили непосредственно к формированию рыбоводных участков, определению границ, организации аукционов, появилось очень много вопросов. Оказалось, что и региональные власти, и теруправления Росрыболовства на местах зачастую были к этому не готовы и не понимали самой сути товарного рыбоводства.

Рыбоводные участки порой создавались на крошечных водоемах площадью в 5 гектаров. Разве так можно? По-хорошему, такие водные объекты нужно отдавать в пользование, как и раньше, как земли сельхозназначения, водного фонда и любые другие по договору аренды на срок до 49 лет. В некоторых местах терорганы просто по незнанию ухитрились распорядиться о создании участков на прудах, уже находящихся в пользовании со всеми документами. С аукционами тоже оказалось все куда сложнее, чем на бумаге. Ведь чтобы торги состоялись в принципе, нужно не менее двух заявителей.

Такие перегибы и неправильный подход наблюдаются, как правило, не в субъектах федерации, где уже был определенный опыт развития рыбоводства, а в регионах, где этим мало занимались. И на сегодняшний день это еще одно препятствие для бизнеса, особенно мелкого, желающего прийти в товарную аквакультуру.

Поэтому работы еще очень много. Практика показала, что надо менять тактику, в том числе Росрыболовству через территориальные управления на местах и руководству территорий. Конечно, и мы не останемся в стороне. Кстати, в регионах, где есть наши представители, ассоциации или некоммерческие партнерства или просто предприятия аквакультуры, которые могли подсказать, как надо что-то делать, такого не происходило.

– В таком случае разумно ли было возложить все полномочия в этой сфере (по проведению аукционов, формированию участков, определению условий и т.д.) на теруправления Росрыболовства?

– Конечно, неразумно.

На парламентских слушаниях 6 ноября в Госдуме представители регионов от Кургана до Краснодара поднимали вопросы о передаче полномочий по регулированию товарной аквакультуры местным властям. Вы согласны с такой точкой зрения?

– Да, это должны делать регионы. Перекладывать эти обязанности на федеральные органы абсолютно неправильно. Надо, чтобы этим делом занимались на местах. Тогда и разного рода промахов, прежде всего с участками, будет меньше. Тем более что речь идет не о рыбохозяйственных водоемах, где ловят рыбу или могут ловить.

В советское время существовал стандарт, где было сказано, что если на водотоке поставили запруду – это водохранилище, но если его площадь до 100 гектаров – это пруд. Почему бы не придерживаться хотя бы этого стандарта, кстати, до сих пор не отмененного? Если водоем больше 100 гектаров – делайте на нем рыбоводный участок, а если меньше – это пруд – отдайте его в аренду.

– Если говорить о перспективах на будущий год? Как вы считаете, есть ли шансы догнать отраслевую программу? И стоит ли нам ждать повышения цен на прудовую рыбу?

– Самое главное, что мы уже имеем посадочный материал, это залог успеха будущего производства. Другой важный фактор – корма, и они тоже уже заложены, чтобы нормально перезимовать. Наши предприятия сумели закупить зерно, хотя оно и подорожало по сравнению с прошлым годом. Зерно хорошо тем, что его можно долго хранить, и оно не портится. Во всяком случае, на первые месяцы – до нового урожая – у хозяйств есть запасы.

По другим направлениям, как я уже говорил, в индустриальной марикультуре на будущий год есть уверенность, что съем будет неплохой. Мы очень надеемся, что по Сахалину все-таки будет решен вопрос. Во всяком случае, на сегодняшний день я не вижу причин, которые бы позволили предполагать, что в будущем году мы не справимся с задачей, поставленной и в отраслевой, и в государственной программе.

Что касается цен, то на карпа и на растительноядных рыб они уже снизились по сравнению с тем, что было, скажем, месяц назад. Полагаю, что на таком уровне они продержатся еще месяц. Естественно, что зимой и в апреле-мае цена будет выше, чем сегодня, но не превысит тех цифр, какие наблюдались в этом году, когда в некоторых регионах она поднималась до 270 рублей. По большей части это сезонные колебания, объясняющиеся спросом и наличием товарной рыбы в хозяйствах.

Анна ЛИМ, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Декабрь 2015 г.