Крупным планом

26 апреля 2022 года
Кабаны у прикормочного места

Тайга народная. Часть 2

Вторая часть спецпроекта Fishnews «Тайга народная» продолжает цикл репортажей из села Преображенка и его окрестностей. В статье «Ловцы и звери» читателей ждет обзор охоты на копытных в Приморском крае — как со стороны, так и изнутри.

Первый репортаж «Тайги народной» посвящен Преображенке, местным лесам и самым свирепым их обитателям — тиграм и медведям. Теперь пришло время рассказать, как охотится главный хищник — человек.

Пищевые цепочки

Поздний вечер, я сижу в автомобиле, припаркованном возле грунтовки на краю поля. Рядом стоит человек и вглядывается вдаль. Причем вооруженным глазом — через небольшой прибор ночного видения. Медленно поводив им из стороны в сторону, Николай (имя изменено — прим. ред.) садится в машину, кладет устройство в бардачок, и мы начинаем двигаться дальше по дороге.

Почти сразу же из-за поворота навстречу выезжает внедорожник — в нем глава местного охотобщества с помощником. Останавливаемся друг напротив друга, открываем окна, здороваемся и начинается привычная беседа на повышенных тонах с обилием ругани.

— Коль, только не надо мне рассказывать, что ты отлить выходил на обочину! Думаешь, я не понимаю, что ты с «глазиком» дичь смотрел?

— Да можешь мою машину обыскать, я разрешаю, — Коля невозмутим. — Ни дичи, ни ружья не везу. Какие ко мне могут быть вопросы?

— Вопрос, мля, — как тебе не совестно шариться на халяву? Вот ты знаешь, что я недавно подкормки центнер двести кабанам закупил? Знаешь, сколько это стоит?

— И сколько сожрали?

— Все!

— Так я тоже подкармливаю, — вкрадчиво начинает подводить Коля.

— Да ну нах! — взрывается руководитель охотобщества.

— А ты нашу сою с того края видел? — Коля показывает на поле. — Там все подъели, на десять сантиметров пострижено, как газонокосилкой!

— Ну, тут у тебя, конечно, своя правда, — собеседник становится серьезным. В общем, я вашей братии так скажу: если не станете шалить, будет вам лицензия.

— Одна?

— Ой, не мне тебя учить, — отмахивается тот.

Диалог этот состоялся пару лет назад. Про лицензию говорили неспроста — их у охотобщества просто не хватает на всех желающих, хотя дичи в округе достаточно. Дошло до того, что охотники порой тянут жребий — кто возьмет на медведя, кто на кабана, кто на косулю…

Косули иногда выходят прямо на дорогу

Конечно, под одну лицензию (официально она называется разрешение на добычу) можно настрелять гораздо больше. Схема отработана: документ заполняется заранее за исключением даты. Если автомобиль с тушей останавливает полиция или охотнадзор, в графу мигом вписывается сегодняшнее число и трофей становится законным. Если не остановили — хорошо, бумажка еще пригодится…

Впрочем, добыть двух-трех зверей на одно разрешение считается практически честным, некоторые браконьерят вообще без него. Часто не сдерживаются фермеры, когда кабаны начинают слишком нагло подъедать сою и овес.

Цена кабана

Сейчас проблема кабаньего браконьерства не актуальна — кабана мало. Подкосили популяцию не охотники, а африканская чума свиней — болезнь от домашних чушек разносят комары. Причем местные уверены, что диких свиней сгубило именно их большое количество — популяцию нужно было проредить, чтобы зараза распространялась медленнее.

Понемногу кабанов становится больше, жители деревни не стремятся добыть «пятачка» любой ценой: «Иногда смотришь в прицел, прикидываешь — ну, чушечку можно и оставить, чтобы опоросилась…»

Добыть кабана мало — надо еще и уметь разделать

По вкусу дикий кабан, кстати, на любителя. Мясо поросенка вкусное и нежное, а взрослую хрюшку приходится долго тушить со специями, в идеале — предварительно отмочив. Секач в период гона (зимой) — вообще отдельный разговор: тушу надо уметь быстро и ловко разделать. Если на мясо попадет вонючий «коктейль» из пота, мочи и спермы, трофей можно выбрасывать тут же в лесу.

Нужно помнить и про стоимость. Местное разрешение на поросенка обойдется в 3,3 тыс. рублей, а на взрослого кабана стоит 12 тысяч, правда, это на весь сезон. Чем короче период, тем ниже цена. Поэтому по деньгам и качеству обычная свинина гораздо привлекательней даже для деревенских. Но куда ж денешь охотничий азарт…

Без шума и пыли

Бить в лесу и на поле можно и косулю (здесь ее называют просто козлом), и изюбря, и пятнистого оленя. Если охотнику лень шариться по тайге, он устраивает кормушку и, когда зверь ее «распробует», садится рядом в ночную засаду. Особо продвинутые используют камеры автоматической съемки — закрепляешь на дерево, возвращаешься через несколько дней, просматриваешь снятые по датчику движения кадры и видишь, кто когда заявляется столоваться. Фото иногда получаются очень забавные: прийти полакомиться овсом и кусками каменной соли в одну ночь могут по очереди кабаны, косули, барсуки, мыши и прочая живность.

Арбалет я опробовал лично (по мишени)

Такая охота запрещена законом, поэтому для нее удобнее использовать не ружье, а другой «инструмент». Арбалет мощен, практически бесшумен и приобрести его намного проще, чем ружье.

Выйду ночью в поле…

Но экстрима и удали в засадах у кормушки, конечно, нет. Мы с одним из местных охотников идем «побродить» в поля по темноте. Октябрь — время самое подходящее: урожай убран, конкретные холода еще не настали, а на остатки зерна приходит подкормиться самый разный зверь. Однако есть у этого периода и существенный недостаток — комары еще не легли в спячку и жрут поедом, не спасает даже регулярное обмазывание репеллентом. Без прочной «горки» и перчаток было бы совсем худо. Впрочем, кровожадные твари прокусывают даже через одежду.

Идем не спеша — да и спешить в любом случае не получится, земля перепахана огромными кусками. Так поле обрабатывают после сезона — эти ломти пропитаются дождями, облипнут снегом и потом отдадут больше влаги в почву весной, перед боронением. Потихоньку двигаемся то вдоль борозд, то поперек, выбирая в качестве ориентиров то скирды сена, то одинокие группки деревьев. По ведущей в деревню грунтовке изредка проезжают машины — их заметно издалека по фарам и шуму двигателя. Каждый раз прячемся за ближайшее укрытие или просто приседаем в борозду — на всякий случай. Нашего автомобиля у дороги нет — незачем так светиться. Нас просто привезли и высадили у поля, так же и заберут.

Сергей (имя изменено — прим. ред.) вооружен гладкоствольным карабином небольшого калибра. Я же выполняю функции разведки — время от времени прикладываю к глазу монокулярный прибор ночного видения и просматриваю местность. Живность, излучающая тепло, отображается светлыми пятнами на темном фоне. Правда, не всегда понятно, кто именно попал в объектив.

Вот замечено первое яркое пятно метрах в ста в стороне. Козел прилег в борозду? Сергей берет у меня прибор, смотрит сам, дает знак оставаться на месте и плавно приближается к объекту. Возвращается через несколько минут с тихим смехом: с земли взлетела крупная птица, возможно, сова мышковала (мыши, кстати, тоже видны в тепловизор — шмыгающими внизу точками-звездочками).

Через полчаса ситуация повторяется. Сергей возвращается с разведки раздосадованным — теперь на мышей охотилась енотовидная собака (ее тут называют просто енотом). Вообще на этого зверя охотятся — ради шкурки и мяса, но сегодня мы пришли за добычей покрупнее.

Еще через час удача все-таки улыбается нам. Возле одной из небольших рощиц собрались косули — козел и несколько самочек. Прячемся за скирдами, а потом осторожно крадемся, стараясь подобраться ближе. Сергей делает знак и останавливаемся, выжидаем. «Сейчас лаять начнет!» — говорит он. И действительно, самец, стоящий «на стреме» издает звуки, похожие на отрывистое гавканье. Стадо настораживается.

Ждем еще. Косули успокаиваются и продолжают пастись. Сергей потихоньку подходит ближе, вскидывает ружье, но тут козел поднимает голову, громко лает и пускается наутек вместе со стадом. Вслед звучит пара выстрелов-хлопков (пламегаситель, накрученный на конец ствола, — по сути глушитель). Мимо. Я в тепловизор наблюдаю удаляющиеся силуэты, высоко скачущие по кочкам.

Примерно так отображается дичь в тепловизоре

Решаем не идти вслед уже пуганым зверям и выбираем другой маршрут. Время между тем приближается к середине ночи. Огибаем поле и натыкаемся на другое стадо — в этот раз косули пасутся у зарослей тростника и осоки, окаймляющих оросительный канал — он похож на длинную лужу.

Плавно идем вдоль этой растительной стены, оставаясь в ее тени. Сергей выдвигается вперед и выбирает цель… Я смотрю за животными в тепловизор. Бах! Козы встрепенулись. Щелчок затвора. Бах! Одна из косуль косо прыгает куда-то в заросли, другие уносятся прочь. «Ляпка была-то, не слышал?» Ляпка — это характерный звук вхождения пули в тело. Кажись, была.

Одна из сложностей охоты на крупного зверя — даже смертельно раненое животное зачастую успевает отбежать так далеко, что найти его очень трудно. Типичная ситуация, когда ночной трофей обнаруживают днем через сутки-двое, когда он уже и не трофей: туша завонялась и объедена мелкими хищниками.

Сергей уверен, что попал дважды. Так что начинаем муторный поиск добычи, прочесывая территорию поквадратно с помощью фонариков.

Процесс затягивается, подозреваем, что косуля полегла в самой гуще тростника. Вдали по дороге кто-то начинает с завидной регулярностью ездить туда-сюда. Вполне возможно, что это охотинспекторы, привлеченные шумом выстрелов. Решаем вернуться на место засветло, а сейчас валить от греха подальше. Топаем к дороге, перебегаем через нее и залегаем на другой стороне — в лесу. Сергей достает телефон и вызывает «такси».

Поутру действительно оказывается, что коза лежала в воде, в цель попали обе пули. Так что окота оказалась успешной. После разделки косуля по частям переселяется в морозильный ларь.

Инспектор Совесть

На продажу, кстати, дичь практически не бьют — в основном для себя. Дикое мясо не очень востребовано на рынке, а охота требует много сил и времени. Недаром есть пословица: «Рыбак да охотник — в доме не работник». Если дни и ночи напролет пропадать в лесу, хозяйство придет в запустение, поэтому жены, как правило, такое увлечение мужиков не очень одобряют. К тому же в окрестностях достаточно тигров и медведей — работает еще и фактор тревоги за близкого человека.

Кроме того, все местные охотники — члены охотобщества (так разрешения на добычу выходят дешевле). Они не только платят взносы, но и помогают другими способами, например, по запросу проводят подсчет зверя на определенном участке. Получается, что взятое из природы как-никак компенсируется.

В целом любителей лазить за добычей по лесам и полям в селе не очень много, да и отстрел нескольких животных на одно разрешение даже с натяжкой хищническим истреблением не назовешь. Бдит охотнадзор, также выйти на промысел часто мешают работа, огород, поля. Но главное — у людей есть понимание: не надо брать лишнего, ведь потом можно остаться вообще без ничего. Пока эффективность такого самоконтроля подтверждается наглядно: дичи вокруг достаточно.

Лес ждет

В третьей части «Тайги народной» читайте про охоту на других зверей, рыбалку, мусорную проблему, а также про сбор главного сокровища местных лесов – женьшеня.

Алексей СЕРЕДА, Fishnews

Апрель 2022 г.

  • Кабаны у прикормочного места
  • В камуфляже по сезону охотник практически невидим
  • Поросенок — желанный трофей
  • Так выглядит разрешение на добычу
  • Кабаны и ворона у кормушки — типичное соседство