Торговля рыбой

26 ноября 2018 года
Президент компании Crustaceos del Sur S.A. Виталий ХАНАШ

Виталий Ханаш: Там, где работает закон, бизнес защищен

Изменения, происходящие сегодня с законодательством в российской рыбной отрасли, во многом лишают ее уверенности и стабильности – так полагают не только сами рыбаки, но и внешние эксперты, в том числе зарубежные. Для того чтобы бизнес инвестировал в развитие, он должен быть уверен в будущем. Это простое, но важное правило часто звучало на прошедшем в сентябре в Санкт-Петербурге ключевом отраслевом мероприятии Международный рыбопромышленный форум и Выставка рыбной индустрии, морепродуктов и технологий.

При этом совсем не обязательно, чтобы правила игры не менялись веками. Любой сегмент в структуре государства подвержен трансформациям вслед за подвижками в экономической, политической и социальной сферах в стране, и государству решать, какими методами и для каких целей эти изменения проводить. Но именно подход властей к принятию тех или иных административных решений, соблюдение основополагающих конституционных прав своих сограждан и характеризует степень комфортности среды для жизни и ведения бизнеса, отмечает президент аргентинской рыбопромышленной компании Crustaceos del Sur S.A. Виталий Ханаш. По словам собеседника Fishnews, несмотря на непростую экономическую ситуацию, которая сложилась в настоящее время в Аргентине, власти этой страны хорошо понимают, что развитие государства тесно связано с развитием бизнеса, – и это хороший пример для России.

Виталий, вы достаточно долго проработали в тесном сотрудничестве с рыбопромышленниками в России, чтобы понять всю специфику этой отрасли. Поэтому сегодня, когда у вас есть возможность на собственном опыте оценить условия для рыбацкого бизнеса в Аргентине и провести параллели между двумя странами, как вы можете охарактеризовать в них устойчивость правовой, административной среды с точки зрения бизнеса?

– Действительно, в российской рыбной отрасли, можно сказать, переломный момент: происходит очередное изменение системы распределения промысловых квот, становятся другими и сами правила игры, в первую очередь, судя по всему, для владельцев краболовного бизнеса. В Аргентине сейчас ситуация отчасти схожая. Разрешения на большинство видов промысла ранее выдавались на 15 лет, с ежегодным квотированием по ОДУ. Крабовые разрешения выдавались на 5 лет (т. к. промысел был в экспериментальной стадии) без ограничения квотами. Для аргентинских предприятий этот пятилетний цикл сейчас завершается, и государство также готовится к принятию новых мер регулирования в отрасли. Но у нас по сравнению с Россией есть заметная разница – это уверенность в том, что в Аргентине бизнес более защищен, поскольку законы здесь все-таки работают. А там, где работает закон, – там бизнес защищен.

Но кроме надежды на строгое следование закону, у вас есть определенная уверенность, может быть, реальный опыт, который бы подтверждал, что в Аргентине развитие событий в случае смены правил игры пойдет по иному, чем в России, сценарию?

– Да, уверенность есть, потому что наша компания уже прошла через подобный опыт. К сожалению, в районе, в котором мы вели добычу краба, по рекомендации отраслевой науки и экологов было решено приостановить промысел до восстановления ресурса. И государство, чтобы дать возможность рыболовной компании нормально функционировать, сохранить рабочие места и платить людям зарплату, предоставило нам на выбор несколько других районов с тем же ресурсом в качестве компенсации. Да, мы провели научные исследования за свой счет, организовали несколько экспедиций, но в итоге планируем в этом году продолжить работу и получить хороший результат.

Таким образом, мы видим, что и в Аргентине госструктурами принимаются достаточно кардинальные решения, но в то же время они сопровождаются и сопоставимой компенсацией. Государственный аппарат заинтересован в том, чтобы аргентинские компании работали и сохраняли рабочие места для населения. Ведь если получится так, что по причине ошибочной государственной политики и принятых мер регулирования компании уйдут с рынка и граждане страны останутся без работы, это будет иметь достаточно серьезный общественный и политический резонанс.

То есть вы можете констатировать, что правовые условия для бизнеса в Аргентине сегодня более комфортные?

– Прежде всего я хочу сказать, что там работает закон. Несмотря на то, что правовые нормы всегда можно трактовать по-разному – вилка всегда остается, в любом случае государственные органы осторожно подходят к административным решениям, чтобы не пойти против конституции и учесть мнение своих граждан. Аргентинские власти понимают, что развитие государства тесно связано с развитием бизнеса.

Да, сегодня правила и механизмы управления рыбной отраслью в стране постепенно меняются, ситуацию с рыбным промыслом в аргентинских водах стараются сделать более организованной, привести в соответствие современным мировым стандартам, направленным на сбережение ресурса, и т. д. Поэтому на уровне руководства страны было принято решение изменить некоторые правила игры в отрасли, но делается это при полной коммуникации с бизнесом для поиска оптимальных, компромиссных решений.

Так, в сентябре президент Аргентины Маурисио Макри провел большое совещание с рыбопромышленниками. Обсуждались происходящие в рыболовной отрасли изменения, и представители бизнеса могли напрямую высказать главе государства свои опасения и предложения.

Поэтому могу сказать, что власти Аргентины открыты для диалога с населением, с бизнесом и какие-то односторонние решения там не принимаются.

А количество проверок, с которыми сталкивается бизнес, сравнивали с российскими реалиями?

– Сравнивали: в Аргентине нет проблемы с административными барьерами. На мой взгляд, и санитарные власти, и портовые, и таможня, и прочие контролирующие органы – все работают в рамках своих полномочий и непредвзято. Так что какого-то административного прессинга аргентинский бизнес не испытывает.

Вы несколько раз отметили, насколько сильна социальная направленность государственного регулирования в Аргентине.

– Да, но, как говорится, хорошо везде, где нас нет: при возможности рассмотреть ситуацию изнутри понимаешь, что даже при таком положении вещей могут быть определенные сложности. Как раз с социальной стороной, а точнее, с трудовым законодательством связаны определенные трудности для бизнеса. В Аргентине на протяжении примерно полувека ведется социально направленная политика. И в 1960-х годах было принято настолько жесткое трудовое законодательство, что ситуация порой доходит до абсурда. Например, человека практически нельзя уволить, поскольку это связано с необходимостью выплаты настолько больших компенсаций, что проще продолжать платить ему зарплату, даже если сотрудник вовсе перестал ходить на работу. Бизнесу в этом плане, конечно, сложно, и такое положение вещей в определенной степени сдерживает поток инвестиций в развитие аргентинской экономики, т.к. большой процент доходов компаний вынужденно отчисляется на решение именно этих вопросов. Но и в этой сфере, кстати, руководство страны пытается совершенствовать ситуацию, чтобы постепенно привести положение вещей к сопоставимому с европейским трудовым законодательством уровню.

При этом для Аргентины кадровый голод – даже большая проблема, чем для России. К сожалению, за последние два года из-за изношенности флота и низкого уровня подготовки экипажей погибло уже четыре рыболовных судна. Так что состояние флота и кадры – это большая комплексная проблема для государства, которую предстоит решать.

Но что касается организации и ведения бизнеса, а также административного ресурса – здесь, на мой взгляд, все достаточно понятно и прозрачно.

На каких объектах специализируется ваша компания и возникают ли сложности с реализацией продукции населению и вхождением в торговые сети?

– Наша компания специализируется на промысле аргентинского краба (королевского южноатлантического краба). Также рассматривается несколько проектов по промыслу креветки (это один из наиболее распространенных объектов для Аргентины) и кальмара, в планах – заняться и аквакультурой.

Что касается работы с внутренним рынком – здесь все просто. Дело в том, что культура питания в Аргентине достаточно консервативная. Основное население не употребляет рыбопродукцию в большом объеме, все-таки основной продукт для аргентинцев – это мясо. Поэтому большого внутреннего рынка у нас нет, и появление его не предвидится. Хотя госструктуры предпринимают попытки повлиять на ситуацию, даже обязать производителей продавать на отечественный рынок, но тенденция пока не меняется: менталитет так просто не изменить.

Возможно, на покупательскую способность влияет уровень жизни местного населения? Морепродукты все-таки не самый дешевый товар.

– Дело не в цене, аргентинцы достаточно много тратят на еду. Но сложная экономическая ситуация действительно в определенной степени влияет на уровень потребления, учитывая высокий уровень инфляции в стране и рост курса доллара. Хотя в Аргентине достаточно большой ресурс недорогих видов рыбы, которые хорошо продаются на внутреннем рынке, но в основном рыбой питаются жители прибрежных районов, где у населения сформировались определенная культура потребления и привычки питания.

Поэтому возникла идея войти на российский рынок с аргентинской морепродукцией. Во-первых, себестоимость нашей продукции в сравнении с европейской более конкурентоспособна в России, во-вторых, между нашими государствами сегодня складываются весьма дружественные и благоприятные для бизнеса отношения.

Пока российское направление для нашей компании – лишь перспективная идея, мы прощупываем рынок. В прошлом году отправили пробную партию – спрос небольшой, но есть, так что перспективы мы видим. Буквально в сентябре, на выставке Seafood Expo Russia в Петербурге, было принято решение (и, надеемся, в будущем году нам удастся его реализовать) совместно с Ассоциацией рыбопромышленников Аргентины организовать здесь стенд и уже предметно предлагать российским компаниям свою продукцию.

В этом году представительный национальный стенд Аргентины работал и на выставке в Москве. Порядка десяти компаний, среди которых такие крупные игроки, как Newsan Food, Grupo Iberconsa, Videmar, Grupo Conarpesa, Lanzal, Consermar и др., предлагали российским партнерам свою продукцию, главным образом традиционные экспортные объекты: креветку, мерлузу (хек), макруруса, краба, кальмара.

В целом российский рынок для аргентинского бизнеса весьма привлекателен. Тем более что очень много компаний из Аргентины в 2018 году получили разрешения от Россельхознадзора на поставку своей рыбопродукции в Россию. Чувствуется заинтересованность и со стороны аргентинских властей в расширении контактов между нашими странами. Мы ждем подписания межправительственного российско-аргентинского соглашения в области рыболовства, которое должно закрепить эти отношения.

Наталья СЫЧЁВА, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Ноябрь 2018 г.