Закон об аквакультуре

14 февраля 2018 года
Председатель НО «Дальневосточный Союз предприятий марикультуры» Олег ПОПОВ

Олег Попов: Что мешает развиваться марикультуре Дальнего Востока

Дальневосточный регион – один из самых перспективных для аквакультуры. У отрасли здесь есть значительный экспортный потенциал, активные инвесторы, возможности для привлечения квалифицированных технологических партнеров из стран АТР. Однако из всех пригодных морских акваторий для выращивания гидробионтов в ДФО используется лишь… 1%. Который приносит порядка 9 тыс. тонн товарной продукции в год.

Увы, действующая модель развития марикультуры на Дальнем Востоке работает неэффективно, процедуры сложны и непрозрачны, зачастую предприниматели не могут преодолеть бюрократические барьеры. Все это мешает как развитию действующих предприятий, так и приходу в отрасль потенциальных инвесторов. Ряд актуальных вопросов, давно назревших у бизнеса, поднимает Координационный совет Дальневосточного Союза ассоциаций аквакультуры.

Среди существующих серьезных проблем можно выделить, в частности, вопросы, связанные с государственной экологической экспертизой. В соответствии с нормами Федерального закона «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации», ГЭЭ подлежат все виды документов, обосновывающих планируемую хозяйственную и иную деятельность во внутренних морских водах и терморе. Но действующая модель не работает для предприятий марикультуры, сейчас это требование выполняют лишь единицы. Стандартный путь не адаптирован под специфику нашей отрасли, непонятен и не дает объективную оценку воздействия марикультуры на акваторию.

Компаниям существенно сэкономит время и средства уведомительный порядок деятельности в части экологического регулирования для марикультурных предприятий. Кроме того, по нашему мнению, необходимо ввести уведомительный порядок в отношении деятельности по строительству и реконструкции объектов инфраструктуры для предприятий марикультуры и рыбоводных заводов.

Также очевидно, что общественные слушания материалов ГЭЭ просто не нужны, учитывая целевое назначение участка. А документы для прохождения экспертизы предприятиям гораздо удобнее и быстрее было бы направлять не в Москву, а напрямую в региональное отделение Росприроднадзора.

Пока хозяйство готовится к ГЭЭ и ее проходит, оно не может заниматься выращиванием гидробионтов на участке. Поэтому результаты работы предприятия за первый год после заключения договора учитывать нет смысла.

Системной проблемой остается браконьерство на участках, а если точнее – хищения. Из-за несовершенства законодательства в этой сфере РВУ часто грабят любители легкой наживы, нанося значительный материальный ущерб и создавая серьезные препятствия для дальнейшего развития марикультуры.

До сих пор не решен и вопрос с участками марикультуры в заливе Петра Великого, которые оказались в границах памятников природы, установленных решением исполнительного комитета Приморского краевого совета депутатов еще в 1974 году. Из-за правовой коллизии пока невозможно формировать новые РВУ на акватории площадью около 85 тыс. га. Между тем эти воды – наиболее пригодные для марикультуры по географическим и логистическим параметрам.

Для решения в том числе и этого вопроса мы предлагаем создать аквакультурную ТОР, включив в нее весь залив Петра Великого (кроме акваторий Дальневосточного государственного морского заповедника и вод, к которым применяются ограничения военных и Минтранса). Сейчас в Правительстве как раз рассматривается возможность распространить режим территории опережающего развития на поверхностные водные объекты.

Также, по нашему мнению, следует расширить границы свободного порта Владивосток, включив в них рыбоводные и рыбопромысловые участки – как действующие, так и вновь определяемые. В Приморском крае можно реализовать еще один пилотный проект: ввести приоритетный порядок определения и предоставления РВУ на акватории «река-море» для лососевых рыборазводных заводов с соблюдением правила «одна река – один хозяин».

Среди подзаконных актов, принятых для реализации норм закона об аквакультуре, одним из спорных, безусловно, является Методика определения объема и видового состава объектов аквакультуры. Предприятия не готовы выполнять требования по установленным минимальным нормативам изъятия: их считают необоснованно завышенными и фактически невыполнимыми. Кроме того, из числа объектов исключены многие виды, пригодные для разведения и перспективные с точки зрения экономики. Так, для Приморья в списке нет асцидии, спизулы, трубача и т.д. Соответственно, нет для них и коэффициентов, объемов изъятия, утвержденных технологий, и пользователи не могут выращивать эти востребованные гидробионты.

Кроме того, мы предлагаем разработать нормативный порядок внесения изменений в расчет минимальных объемов изъятия товарной продукции для пользователей (как действующих рыбоводных участков, так и вновь определяемых РВУ). Предприниматель должен иметь право в течение срока действия договора корректировать норму минимального объема изъятия. Разумеется, предоставляя соответствующее обоснование (ГЭЭ, РБО). А если бизнесмен не сможет предъявить обосновывающие расчеты – вот тогда будет логично устанавливать объемы изъятия по действующей методике.

В начале 2016 года ТИНРО-Центр направил во Всероссийский НИИ рыбного хозяйства и океанографии предложения по внесению изменений в методику расчета объема подлежащих изъятию гидробионтов при пастбищной аквакультуре (утвержденную приказом Минсельхоза от 26 декабря 2014 года № 534). Эти поправки предусматривали внесение дополнительных коэффициентов возврата трепанга, гребешка и серого морского ежа. Изменения до сих пор не внесены, хотя вопрос неоднократно поднимался, в том числе на совещаниях, где присутствовал заместитель руководителя Росрыболовства Василий Соколов.

Еще одной проблемой стала необходимость присутствия сотрудников территориального управления Росрыболовства при выпусках молоди. Людей у теруправления не хватает, хозяйствам приходится подстраиваться, договариваться заранее, сдвигать сроки выпуска. Между тем предприятия, занимающиеся индустриальной аквакультурой, прекрасно без всего этого обходятся.

Как новые инвесторы, так и действующие марикультурные предприятия нуждаются в понятной модели получения земельного участка. Сбыт нашей продукции ориентирован на экспорт, соответственно, отсутствие собственных береговых производственных мощностей по переработке не позволит получить аккредитацию в стране-импортере. Хозяйствам нужно строить перерабатывающие заводы, иметь в пользовании только акваторию РВУ без привязки к береговой инфраструктуре неэффективно.

По мнению бизнеса, на Дальнем Востоке нужно актуализировать сведения о земельных участках в прибрежной полосе вблизи перспективных для марикультуры акваторий. Предприниматели должны понимать, где можно планировать деятельность. Необходимо провести аудит и инвентаризацию земель на берегу, находящихся в нераспределенном фонде, в федеральном или муниципальном владении, чтобы наделить ими пользователей РВУ.

Все эти вопросы активно обсуждаются на различных площадках, в том числе с участием представителей Росрыболовства. О барьерах для отраслевого бизнеса мы собираемся рассказать и на IV Съезде работников рыбохозяйственного комплекса РФ. Пока же совокупность проблем приводит к невозможности эффективного развития действующих предприятий марикультуры и, как следствие, к снижению инвестиционной привлекательности отрасли в целом.

Олег Попов, председатель НО «Дальневосточный Союз предприятий марикультуры»

Fishnews

Февраль 2018 г.